Концерн «Автоматика» вспоминает героев накануне Дня Победы

Концерн «Автоматика» вспоминает героев накануне Дня Победы


Из воспоминаний Семена Андреевича Ковалева - бывшего инженера механосборочного цеха АО «КЭМЗ»: 

Великую Отечественную войну с гитлеровскими захватчиками я начал в 1941 году в районе города Чугуева Харьковской области. Наши войска вынуждены были отступать под напором организованного и вооруженного до зубов врага. Мне приходилось выходить из окружения и не раз. Эти моменты особо сохранились в памяти. Под городом Ворошиловградом в районе села Ивановка, фашисты предприняли психическую атаку живой силой, а в последствии танками, в количестве 300 штук против нашей 5-ой танковой бригады, в которой оставалось 5 боевых машин. Наши войска сумели отбить психическую атаку фашистов, но с появлением фашистских танков нам пришлось отступатьс боями до самого Сталинграда. Наша часть потеряла 95% всего личного состава, то есть практически всех танкистов.
После потери всех боевых машин нас передали в 64 танковую бригаду и в ее составе направили на защиту Сталинграда. Под Сталинград мы прибыли на рассвете и заняли оборону в районе станции Котлубань (Северо – Западный Сталинградский фронт).
20 октября 1942 года наша танковая бригада развернутым фронтом длиной 2 км пошла в бой. Танкисты сражались мужественно, но прорвать фронт в этом районе не удалось. Почти все наши танки были уничтожены, удалось лишь моей машине под №312 вырваться из 10-12 км обороны фашистов. Члены моего экипажа: лейтенант Малыгин, механик-водитель Парфенов и радист Бухаров – были убиты в машине. Когда мне удалось вернуться на свои исходные позиции, где находился штаб 64 танковой бригады, все, кто остался в живых из штаба и хозяйственной роты, были удивлены тому, как мне удалось отремонтировать машину, прорваться к своим, и привезти на колючей проволоке, которая нацеплялась за ходовую часть, одиннадцать полуживых фашистских солдат. А получилось это так… Когда я возвращался с немецкой обороны, мне нужно было проехать балку, где в большом количестве была сосредоточена немецкая пехота, я эту пехоту и прошел своим Т-34, а кого прихватила проволока, притащил в расположение своих войск. Мне приходилось освобождать польские деревни и небольшие города. В г. Новоельне был лагерь наших военнопленных, при подходе наших регулярных частей весь лагерь был уничтожен. По рассказам местных жителей периодически в лагерь завозили убитую лошадь и фашисты устраивали аттракцион: военнопленный должен был подползти к лошади и рвать зубами лошадиное мясо, а фашисты в это время фотографировали… После ранения в 1944 году я был направлен в резерв бронетанковых войск в Москву, где и застал меня конец войны, 9 мая 1945г.

Рассказывает Владимир Степанович Антонов - бывший инженер технологического отдела АО «Калугаприбор»

Мне было десять лет, когда началась война. Мы со старшей сестрой и родителями жили в городе Холме в Калининской области. В первые месяцы ничего особенного в нашей жизни не происходило, отца на фронт по болезни не забрали и только в августе, когда немцы вплотную подошли к Холму, отец решил эвакуироваться. Но так как железная дорога от наших мест была далеко, мы поехали из города на лошадке. Где-то в 20 км от нашего дома нас настигли фашисты. Пять-десять дней мы отсиживались в лесу, полном таких же беженцев, как и мы, но потом немцы заставили нас выйти. Было голодно, пришлось съесть даже ту лошадку. Ближе к зиме, когда началось наступление на Москву, отец велел нам с сестрой выбираться на окраину, чтобы нам легче было «под шумок» выйти из оккупированного города. Но тот «шумок» был сильным и страшным. Несколько дней мы провели в подвале дома на окраине Холма под бомбёжками, боясь высунуться. Когда всё стихло, по танковому следу мы с сестрой ушли из Холма. Тогда, в декабре 1941 года наш родной город взять так и не удалось. Родители остались в Холме, практически до конца войны я ничего не знал о них. А мы с сестрой, чтобы не умереть с голода, начали попрошайничать. Но Нину вскоре мобилизовали на трудовой фронт и отправили в Удмуртию. Я остался один. Меня сначала направили в детприёмник в Вышний Волочёк, потом в детский дом в Кимры, а затем на пароходе по Волге и Каме доставили в Молотовскую область (сейчас Пермский край), в дом-интернат в селе Верхнее Рождество. Почти год я провёл в том детдоме. И вот как-то в июне 1943 года вызывает меня к себе директор. Захожу, вижу - пожилой солдат сидит. Он и рассказал, что разыскивает меня уже несколько месяцев брат матери, который сейчас воюет на Волховском фронте под Ленинградом. Вспоминаю об этом и слёз сдержать не могу, думая, каким чудом нашёл меня родной дядя. Так попал 12-летний Владик Антонов в отдельный дорожно-эксплуатационный батальон на Волховский фронт под блокадный Ленинград. В составе родного батальона Владимир Степанович участвовал в освобождении Эстонии, Латвии, Литвы, а в апреле победного 45-го оказался в Западной Белоруссии, где для него, 14-летнего паренька, и закончилась война…


Будьте в курсе актуальных новостей

Заказчики